Лямин Борис Константинович | MilitaryRussia.Ru — отечественная военная техника (после 1945г.)

Лямин Борис Константинович

Автор: DIMMI
Создана: 30.06.2011 00:27:44
Изменена: 30.06.2011 00:27:44
Комментариев: 0
Категории: Персоналии / Л / Лямин Б.К. /

Лямин Борис Константинович (родился 07.08.1913 г.)
Главный конструктор первой в мире реактивно-всплывающей мины


Лямин Б.К. (1960-е годы)

Создатель отечественной реактивно-всплывающой мины "Камбала" (изделие 335)

Борис Константинович Лямин родился 7 августа 1913 г. в городе Омске в семье служащего. Отец, Лямин Константин Васильевич, по профессии – бухгалтер, в годы I мировой войны воевал в составе Русского экспедиционного корпуса в Европе,  участвовал в защите Парижа. Мать, Лямина (Скручаева) Александра Михайловна, домохозяйка. По окончании школы-девятилетки в 1930 г. Борис Константинович некоторое время работает, сначала инструментальщиком в слесарно-механической артели «Коммуна», а затем слесарем на заводе «Красный пахарь» в г. Омске. В 1931  г., в компании с товарищем-сверстником, в поисках лучшей доли решает уехать из провинциального Омска. По рекомендации деда по материнской линии, они направляются в г.Ленинград.
В Ленинграде Борис Константинович устраивается слесарем на Ижорский завод, но уже через год становится студентом Машиностроительного института. Окончив 1-й курс института, он, как хорошо успевающий студент, отбирается в группу молодых людей, для дальнейшего обучения в недавно образованном Военно-механическом институте, который готовит специалистов для оборонной промышленности.

В Военно-механическом институте Борис Константинович попадает на факультет морского оружия, специальность «Проектирование и производство минно-трального оружия»

В 1938  г.  Б.К.  Лямин с отличием заканчивает Военно-механический институт и распределяется на завод № 239, в г. Москву. Этот завод в то время был головным в области минного и трального оружия. В виду дефицита квалифицированных кадров по минной специальности, Борис Константинович назначается сразу Главным конструктором Конструкторского бюро завода. Это бюро еще нужно создать, при этом ему приходится исполнять также обязанности заместителя Главного инженера завода. Одной из первых проблем в минном оружии,  которой пришлось заняться Борису Константиновичу на заводе,  стала проблема создания якорной контактной мины «постоянного отстояния от поверхности воды»  для использования в районах с приливоотливными явлениями. Работы по созданию этой мины идут успешно и уже практически закончены – проведены натурные испытания на реке Неве (1939 г.), в горле Белого моря (1940 г.), в Кольском заливе (1940 г. и начало 1941 г.). Однако начавшаяся война заставляет работы свернуть. По окончании войны, в связи с появлением на вооружении флота неконтактного минного оружия проблема постоянного отстояния якорной мины от поверхности воды потеряла актуальность.

В 1941 г. Борис Константинович решает изменить свое семейное положение, к чему его подталкивают также сложившиеся обстоятельства.  С любимой девушкой,  Олей Тимофеевой, он познакомился в Ленинграде, еще студентом. Она тоже студентка, правда, учится в другом учебном заведении –  институте физкультуры им. Лесгафта.  К моменту окончания Борисом Константиновичем обучения в Военмехе, она еще продолжает обучение в своем институте и заканчивает его только в 1941  г.  Как незамужняя,  она должна ехать по распределению на Дальний Восток, о чем Борису Константиновичу в Москве сообщается телеграммой. Разлука не устраивает обоих и Борис Константинович срочно выезжает из Москвы в Ленинград для оформления брака. Ольга Васильевна становится его женой и переезжает к нему в Москву, правда, ненадолго. В 1941 г. происходит реорганизация завода № 239 - вопросы минного оружия передаются из его ведения в ведение Ленинградского ЦКБ-36 (завод № 231),  занимающегося вопросами минного и торпедного оружия. Специалисты-минеры завода № 239, в их числе Б.К. Лямин, переводятся в Ленинград к новому месту работы. Борис Константинович этому рад, поскольку и ему и его жене Ленинград ближе,  да и родители Бориса Константиновича живут в Ленинграде (они перебрались сюда из Омска еще в годы его учебы в Военно-механическом институте). Буквально через неделю после того,  как Лямины обустроились по новому месту жительства, началась война.

Борис Константинович, как военнообязанный, получает повестку о мобилизации. В военкомате, выяснив, что его специальность - подводные мины, направляют его в Военно-морской флот – в учебный отряд подводного плавания, где краснофлотец Б.К. Лямин, уже в августе 1941 г., получает направление на учебу на Специальные курсы усовершенствования командного состава (СКУКС ВМФ), в минную группу под начало кафедры Минного, трального и противолодочного оружия. Начальником этой кафедры в то время был капитан 1 ранга Салмин Е.И. – опытный моряк, командовал линкором «Гангут».

В связи с угрозой блокады Ленинграда Борис Константинович вместе  с  СКУКС, эвакуируется в  г.Астрахань. На все его  просьбы о разрешении взять с собой жену которая беременна,  следует отказ.  Она так и оставалась в блокадном городе,  хотя родители Бориса Константиновича были вывезены из города,  однако отец не доехал до места эвакуации – умер по дороге. Военная обстановка выдвигает жесткие требования.

В феврале 1842 г. он заканчивает обучение на СКУКС, становится военным техником 1 ранга, и направляется на работу в Минно-торпедное управление ВМФ, снова в Москву.  Здесь он назначается на должность инженера отделения,  с присвоением воинского звания старший техник-лейтенант. Его работа теперь связана с командировками по флотам в связи с испытаниями минного оружия. Только в 1942 г. он 4 раза принимает участие
в морских испытаниях мин. Испытание мины ПЛТ-3 (подлодочная мина трубная) проходят на Каспии, испытание противопараванного прибора «Чайка» - на Тихом океане. Там же, на Дальнем Востоке проходит испытание мины НЯМ (неконтактная якорная мина), а затем - испытание мины АГСБ (антенная глубоководная мина с аппаратурой «Блок»). Он же рвется в Ленинград, где осталась его жена, связи с которой у него нет, и положение и состояние которой его чрезвычайно беспокоит.

Весной 1943  г.  подворачивается такая командировка:  нужно проверить возможность постановки мин типа Т-IV, полученных из Англии для подводной лодки «Лембит» в количестве 100 штук. Эта лодка, как и мины для нее, строилась в Англии фирмой «Виккерс-Армстронг» по заказу Эстонии. Таких лодок было две (вторая называлась «Калев») и они оказались в составе ВМФ после вхождения Эстонии в состав СССР в 1940 г. По ладожской «дороге жизни» на автомашине Борис Константинович благополучно добирается до места назначения. Жена его жива,  но родившаяся дочка,  увы,  не выжила.  Работы на «Лембите»  заканчиваются успешно –  технических препятствий для постановки мин на лодке не выявлено. В дальнейшем «Лембит» успешно ставит эти мины, на которых противник несет потери.

В сентябре 1943  г.  Б.К.  Лямин переводится в Научно-исследовательский испытательный минно-торпедный институт (НИМТИ ВМФ) в Ленинграде на должность инженера, где трудится до окончания войны, становится старшим инженером в воинском звании инженер-капитан. За это время ему пришлось участвовать в различных испытаниях минного оружия, в частности, в 1943 г. – это мины ПЛТ-Г и ЭП-Г (подлодочная трубная глубоководная и эскадренная подлодочная глубоководная),  испытания которых проводится на Северном флоте, в 1944 г. - это мина ЯМ (якорная малая), контрольные испытания которой проводились на Балтике. При испытании мины ЯМ Борис Константинович выполняет обязанности заместителя председателя комиссии.  По окончании испытаний принимается решение о доставке партии мин ЯМ на бригаду торпедных катеров, которая базируется на о. Лавенсаари, окруженный минными полями. Борису Константиновичу приходится лично заняться доставкой этих мин, поскольку нужно было обучить личный состав правилам обращения с новой миной.

В 1945 г. по инициативе Государственного океанографического института (ГОИН, представитель института Тимонов В.В.)  начинаются работы по исследованию приливоотливных явлений в горле Белого моря. Начальник   минного отдела НИМТИ Адрианов И.М. предлагает Тимонову совместить исследования его института с исследованиями поведения якорных мин в этих условиях, в которых заинтересован НИМТИ. С получением
разрешения на совмещение этих исследований представителем от НИМТИ в Специальную экспедицию на Белое море назначается Б.К. Лямин, поскольку до войны он занимался похожей проблемой – якорной миной постоянного отстояния от поверхности воды в районах с приливно-отливными явлениями.
В результате этой экспедиции создается «Руководство для применения якорных мин в горле и северной части Белого моря». Документ получает одобрение высоких инстанций и представляется на Государственную премию. В 1952 г. Б.К. Лямин, как участник этих работ (он в них участвовал в ранге заместителя председателя комиссии) становится лауреатом Государственной (Сталинской) премии.


В 1946  г.  принимается решение об изучении наработок немецких специалистов в области минно-торпедного оружия, для чего из специалистов НИМТИ образуется специальное Конструкторское бюро. Начальником этого минно-торпедного КБ ВМС назначается Коршунов Л.А., а его заместителем – Скворцов И.А., который, будучи по специальности торпедистом, в качестве специалиста-минера предложил Б.К. Лямина. В июле 1946 г. Б.К. Лямин с семьей выехал в Берлин, где приступил к работе в КБ, сначала в должности ведущего инженера,  а затем начальника отдела (вместо Скворцова И.М.).  Под руководством советских специалистов была организована работа захваченных немецких специалистов (их было 50 человек) с целью:
  а) восстановления результатов германских научно-технических наработок в области минно-торпедного оружия;
  б) исключения возможности работы немецких специалистов на союзников (американцев и англичан).

Р е з у л ь т а т ы   э т о й   р а б о т ы   б ы л и   в ы с л а н ы   в   С С С Р  (в   Н И М Т И,  Н И И- 4 0 0 ) ,  а   п о з д н е е были вывезены и сами немецкие специалисты (они долгое время работали в НИИ-400, где был образован специальный филиал). Одним из результатов этой работы было создание первого советского гидродинамического взрывателя для донной мины, в основе которого был немецкий гидродинамический приемник «Доза».

В январе 1948  г.  Б.К.  Лямин возвращается из заграничной командировки в свой институт, который вскоре преобразовывается в Научно-исследовательский институт № 3 (НИИ-3  ВМФ).  Здесь он назначается на должность сначала старшего инженера,  а затем начальника конструкторского бюро, получает воинское звание инженер-майора. Здесь его ожидают новые технические проблемы развития отечественного минного оружия, в решение которых он активно включается.

Однажды Борису Константиновичу попалась на глаза статья в журнале «Морской сборник»,  где на основе данных англичан описывалась некая немецкая мина,  способная всплывать с грунта при прохождении над ней корабля. По опыту своей работы он знал, что подобной мины у немцев не было, тем не менее, идея автоматического всплытия мины с грунта при прохождении над ней корабля-цели ему понравилась. Создание образца мины на основе этого принципа решило бы обозначенную выше проблему. В качестве двигателя такой всплывающей с грунта мины мог быть использован ракетный двигатель (к этому времени уже был известен факт использования реактивной тяги в подводном оружии – реактивная авиационная торпеда РАТ-52).

Для технической разработки идеи принципиально новой мины инициируется научно-исследовательская работа (НИР). Тема НИР получила шифрованное название «Камбала», а работы по ней начались в 1947 году в Минном отделе  Научно-исследовательского и испытательного минно-торпедного института (НИМТИ ВМФ), где проходил тогда службу майор-инженер Б.К. Лямин.

Полученные в 1949-1950 гг.  результаты натурных испытаний позволили провести необходимые уточнения и подготовку к  натурным испытаниям мины в полном сборе, которые и были успешно проведены в 1951 году, там же на Ладожском озере, а также в аэрогидродинамической лаборатории. На основе работ была оформлена заявка на коллективное изобретение реактивной мины,  авторское свидетельство на которое было получено с приоритетом от 29.08.52  г. Представляет интерес состав коллектива авторов этого изобретения: Лямин Б.К., Токарев А.Б., Борисов Я.П., Введенский Б.Н., Автушков А.Д., Горячев К.И., Петров Н.Г., Симончук В.В., Воробьева В.Ф., Москалюк Г.И.

Результаты испытания были подробно изложены в отчете по НИР и  доложены начальнику МТУ  ВМС  Брыкину А.Е.,  а затем Военно-морскому министру Н.Г.Кузнецову. Результаты работы были   признаны   Министром   вполне достаточными для передачи дальнейшей работы в промышленность, при этом он выразил мнение,  что разрабатывать новую мину следует,  прежде всего,  в корабельном варианте.  При успешной разработке
корабельного варианта мины-ракеты создание на ее основе авиационного варианта труда не составит. Выполнение работ промышленностью предполагалось начать путем включения данной темы в план опытно-конструкторских работ НИИ-400 МСП (в настоящее время ЦНИИ "Гидроприбор").

После обстоятельного ознакомления с технической документацией и материалами отчетов   по результатам лабораторных исследований и натурных испытаний мины специалистами НИИ-400,  был проведен объединенный научно-технический совет при   участии командования НИИ-3 и руководства НИИ-400. Несмотря на  положительные результаты проведенных исследований и натурных испытаний,  доказывающих практическую
возможность создания реактивно-всплывающей   мины,   руководство НИИ-400  не  только  не  дало согласие на включение этой работы в свой план ОКР, но отказалось принять ее и как научно-исследовательскую поисковую тему.  Некоторые из  специалистов НИИ-400,  выступая на этом совете,  заявляли, что создать такую мину невозможно, что «здесь на совете нам докладывалась научно-техническая фантастика». Смириться с «похоронами» своего детища Б.К. Лямин не мог. Он пошел на крайний по тем временам шаг – обратился в высшие партийные инстанции страны с письмом.

В письме на имя Генерального секретаря ЦК ВКП(б),  отправленном в сентябре 1951  г., Б.К.  Лямин,  как Главный конструктор мины-ракеты,  изложил преимущества реактивно-всплывающих мин  по сравнению с известными типами мин, объяснил, что отказ от продолжения работ по их созданию тормозит развитие отечественного минного оружия и просил содействия в этом вопросе.

В 1956 году Государственные  испытания мины "Камбала" (изд. 335) были успешно завершены. По их результатам, совместным решением МТУ ВМФ и 4 Главного управления МСП от 14.01.57 года, мина "Камбала" была  представлена  к принятию на вооружение ВМФ и к запуску в серийное производство. Это решение было реализовано постан о в л е н и е м   С о в е т а   м и н и с т р о в   С С С Р   о т    1 3 . 0 2 . 5 7    г о д а.  В   п р и к а з е   М и н и с т р а   о б о р о н ы   №045  от 1.03.57 г. о принятии на вооружение, мина получила наименование «корабельная реактивная мина» (КРМ).  Заказ   на серийное   изготовление мины был размещен в промышленности.

В связи с начавшейся в 1957  г.  разработкой на базе КРМ новой реактивно-всплывающей мины, которая могла ставиться, как с самолетов, так и с надводных  кораблей, промышленная серия мин КРМ была небольшой. Мина КРМ состояла на вооружении ВМФ до апреля 1960 года, когда была принята на вооружение и запущена в серийное производство мина РМ-1, ставшая одним из основн ы х   о б р а з ц о в   м и н   в   В М Ф   н а   д о л г и е   г о д ы.  З а т е м   п о я в и л и с ь   д р у г и е,  б о л е е   с о в е р ш е н н ы е образцы мин-ракет, которых не было нигде, кроме ВМФ СССР.

Создатели первой в мире реактивной мины представлялись руководством НИИ-400 МСП на присуждение Государственной премии СССР. Но одновременно с ней представлялась большая группа новых образцов минного оружия традиционного принципа действия ("Лира",  "Серпей", АПМ и др.). Такая "системность" не получила признания Комитат а   п о   Г о с у д а р с т в е н н ы м   п р е м и я м.  Н а д о   д у м а т ь,  ч т о   м и н а   К Р М,  н е с м о т р я   н а   в с ю   р е в о л юционность ее конструкции, не смогла “вытянуть” на премию всю совокупность представляемых образцов мин – коллектив претендентов на звание лауреатов госпремии оказался
чрезмерно большим.

В июне 1956 г. Б.К. Лямин вернулся в стены НИИ-3 ВМФ на должность заместителя начальника отдела. Через 3 месяца его назначают Главным конструктором, а с апреля 1957 г. – начальником отдела, где он получает воинское звание инженер-полковник. Испытания минного оружия продолжается и Б.К. Лямин является их активным участником. В 1958  г.  на Черноморском флоте проходят Государственные испытания мины АБМ (авиационная безпарашютная мина), которая, однако, не была рекомендована к принятию на вооружение. В 1959 г. там же на Черном море проходят Государственные испытания мины РМ-1 – это второе поколение реактивно-всплывающих мин. В обоих случаях Б.К. Лямин – заместитель председателя комиссии. В 1960  г.  в результате очередных реорганизаций в Вооруженных Силах,  НИИ-3 ВМФ вливается в новое образование – 28 научно-исследовательский институт Министерства обороны.  В соответствии с новым штатным расписанием инженер-полковник Б.К.Лямин – заместитель начальника отдела. Только в 1964 г. он снова становится начальником отдела.

О н   п р о д о л ж а е т   п р и н и м а т ь   у ч а с т и е   в   Г о с у д а р с т в е н н ы х   и с п ы т а н и я х   м и н н о г о   о р ужия:
- мины УДМ (универсальная донная мина) - в 1960 г. на Черном море;
- отработка режима стрельбы минами с подводной лодки – в 1961 г. на Ладоге;
- мины ПМ-2 (подлодочная антенная мина) – в 1963-64 гг. на Черноморском  и Северном флотах.
На всех испытаниях Б.К. Лямин выступает в качестве члена комиссии или заместителя председателя комиссии.
В июле 1968 г. он завершает действительную службу и его провожают в запас.

В 1969 г. Б.К. Лямин защищает кандидатскую диссертацию по совокупности работ Беломорской экспедиции и создания реактивно-всплывающей мины, решивших проблему постановки минных заграждений в районах с приливо-отливными явлениями. За время работы в институте в качестве вольнонаемного служащего Б.К.  Лямин
продолжает участвовать в Государственных испытаниях мин. В частности,  в 1969-70  гг. на Черном море проходят Государственные испытания мины ПМТ-1 (первая в мире противолодочная мина-торпеда), где Б.К.Лямин выступает членом комиссии и ее секретарем. В мае 1964  г.  Б.К.  Лямину пришлось выступить в роли минера-подрывника.  Это случилось тогда, когда в зоне ответственности Ленинградской военно-морской базы землечерпалка подняла с грунта 2  немецких мины типа ТМВ.  За эту ответственную и опасн у ю   р а б о т у   К о м а н д и р   Л е н в м б   о б ъ я в и л   е м у   б л а г о д а р н о с т ь   и   н а г р а д и л   ц е н н ы м   п о д а р к о м (морским биноклем), который стал одной из семейных реликвий.

В 1970  г.  в Военно-морской академии на кафедре Противолодочного и минно-торпедного вооружения понадобился специалист по испытаниям подводного оружия. Начальник кафедры Подобрий Г.М.  предложил Борису Константиновичу сменить привычн у ю   д е я т е л ь н о с т ь   с о т р у д н и к а   Н И И   н а   д е я т е л ь н о с т ь   п е д а г о г а.  О н   с о г л а с и л с я   и   в   а в г у с т е 1 9 7 0  г.  п о к и н у л   с т е н ы   р о д н о г о   и н с т и т у т а   и   з а н я л   н а   а к а д е м и ч е с к о й   к а ф е д р е   д о л ж н о с т ь старшего научного сотрудника.  Теперь в его обязанности входит,  как научно-исследовательская работа, так  и учебная работа со слушателями. Богатый опыт разработки и испытаний минного оружия передается слушателям из первых рук.

Следует отметить,  что определенный опыт педагогической работы у Бориса Константиновича уже был. Сразу после войны, в 1945 и 1946 годах, по просьбе руководства Конструкторского факультета Ленинградского Кораблестроительного института ему пришлось читать лекции студентам по курсу «Проектирование минного оружия» и даже руководить дипломными проектами некоторых из них. Позже, в 1948  и в 1949 годах его снова привлекли к чтению лекций, на этот раз слушателям специальных курсов, организованных МТУ ВМФ. Борис Константинович не только прочитал им лекции по курсу «Проектирование минного оружия», но даже написал по этому курсу учебник «Основы проектирования минного оружия».

В Военно-морской академии педагогическая работа становится для Бориса Константиновича постоянным занятием на долгие годы.  Он читает лекции,  разрабатывает учебно-методические материалы и учебные пособия по поставленному им курсу «Испытания минного и противоминного оружия»,  а также по курсу «Теория и эксплуатация минного оружия», участвует в научно-исследовательской работе на кафедре. Им написано около 50 научных трудов. В 1974  г.  кандидату технических наук Б.К.  Лямину присваивается ученое звание «старший научный сотрудник».

Еще более десятка лет Б.К. Лямин успешно трудится на ниве просвещения и заканчивает этот труд в октябре 1995 г., когда ему исполнилось уже 82 года. Он еще достаточно крепок – в зимнее время в обязательном порядке выходит на лед катка в ЦПКО на своих «бегашах», не оставляет без внимания любимых голубей, которые содержатся на его даче на 69 км по финляндской железной дороге. От этих удовольствий ему, конечно же, пришлось позже отказаться, но это случилось уже почти в 90-летнем возрасте,  что не так уж часто наблюдается в нашей повседневной жизни.

Источник:
Дьяконов Ю.П. Борис Константинович Лямин - пионер морских реактивных мин. Биографический очерк. С.-Пб., 2005 г.

Каталог

Последние комментарии

Уважаемая Ирина Борисовна!Большое Вам спасибо за такую оценку нашего в общем-то...
DIMMI 2011-10-28 21:06
Долгих лет Вам, Ирина Борисовна... С уважением, Библиотекарь.
Sierra 2011-10-28 21:05
Уважаемый Dimmi, сегодня с интересом и удовольствием прочитала представленные Вами...
Anonymous 2011-10-28 20:37